Владимир Быстров (ФК Зенит) завершил курс реабилитации

Владимир Быстров: «Как же я соскучился по игре!»

Полузащитника сборной России и «Зенита» не назовешь любителем давать интервью. Но так печально случилось, что в разгар сезона Владимир после четырехнедельного хождения на костылях вынужден проводить время в реабилитационном центре под Мюнхеном. Рядом ни родных, ни друзей, а значит, масса незанятого времени…

«Только о здоровье ни слова, – предупредил Быстров, – а так давай, пообщаемся, так сказать, разнообразим досуг…».

Список с упражнениями

– Как настроение?

Рабочее. Правда, уже слегка поднадоело здесь. Домой тянет. Ведь тренажеры, заморозки и остальное у нас тоже есть. Только надо перенять немецкий после-операционный опыт. Как ни крути, а дома веселее. Хорошо еще, что, кроме меня, тут ребята из Белоруссии, Украины и Узбекистана занимаются.

– Как проходит ваш день?

Будильник завожу на девять утра. Если просыпаюсь раньше, иду в реабилитационный центр раньше. Перед этим завтракаю шоколадкой с чаем. В центре занимаюсь часов до пяти-шести вечера. Нам дают список с упражнениями, которые нужно выполнить. Стабилизация, накачка мышцы, которая атрофировалась после операции, бег в воде и так далее. И так день за днем.

– Утомляет?

Нудно. С другой стороны, понимаю, что это нужно в первую очередь мне. Заставляю себя работать.

– А что вечером?

После тренировки времени не много. Принять душ, поужинать да с семьей по Скайпу пообщаться. Еще брожу по Интернету, читаю новости. Вот только связь у нас тут скверная. Хотя кубковую игру «Зенит» – ЦСКА смотрел в прямой трансляции. Когда в Германии были выходные, мы занимались по полдня. Было время хоть куда-то выбраться. Съездили прогуляться по Мюнхену, потом сходили на бейсбол. Здесь неподалеку бейсбольный стадион.

– И как впечатления?

Cамые шикарные! Честно! Тем более я люблю этот вид спорта, постоянно слежу за MLB (Главная лига бейсбола – аналог хоккейной NHL. – Прим. ред.). Симпатизирую «Янки», «Милуоки»…

– Вы и за заокеанскими трансляциями следите?

В начале сезона они играют в восемь-девять вечера – эти игры, как правило, смотрю. А когда начинают в три ночи, приходится изучать на следующий день обзоры.

С дзюдо не срослось

– Во время восстановления игроки часто выглядят угнетенными, но это явно не ваш случай. Уже прошло?

Честно говоря, подобного состояния и не было. Тупо валяться весь день на диване – не по мне. И потом, вы заметили, делать здесь особо нечего, кроме как работать.

– Германия, пожалуй, тем и хороша, что соблазнов меньше.

Кому приспичит, тот везде отыщет соблазны. Просто кому-то это интересно, а я сюда приехал восстанавливаться. Хочется как можно скорее выйти на поле, играть…

– Наверное, в компьютерный футбол играете?

Предпочитаю хоккей, баскетбол… Игры, в которые хочется поиграть вживую, но по разным причинам не получается. В детстве во все ведь играли – и в баскет, и в волейбол. Видимо, когда в жизни чего-то недостает, компенсируешь с помощью компьютерной приставки.

– В детстве не стоял выбор между футболом и чем-то еще?

Чем только не занимался! Прежде чем пойти на футбол, я был даже записан в кружок дзюдо. Но меня не впечатлило. Или я не впечатлил (смеется). Покувыркался на матах – и все, бросил это дело.

– А сейчас во что-нибудь играете? Может, в теннис или в гольф на сборах?

Да времени на это особо нет. Мне очень нравится пейнтбол. Когда был в «Спартаке», частенько собирались с ребятами в Подмосковье. Играли так: попадет снаряд, выбываешь из игры. И неважно, куда попала пуля – в грудь, ногу или руку. Войцех Ковалевски для точности расстреливал сразу патронов десять. Чтобы наверняка. Сабит (Ренат Сабитов. – Прим. ред.) выделялся скоростной работой. Прикольно проводили время!

– Когда пули попадают, больно?

Естественно! Хотя некоторые совсем не ощущают боли.

Быстрик 34 и мафия

– Вы, судя по всему, к стрелялкам неравнодушны. И на компьютере в Counter Strike режетесь. Кстати, все еще под ником Bistrik23?

В контру играю, но уже под другим псевдонимом – Быстрик34. Правда, рублюсь теперь не так часто, как в «Спартаке». От силы раза два в неделю часик «постреляю», и хватит. В Питере у нас в команде другие занятия.

– Например?

В последнее время играем в мафию. Мы играем на очки, ведется даже специальный рейтинг. Пока я в Германии, ребята повышают рейтинг. Наверное, стоит потребовать дополнительные баллы в знак компенсации за отсутствие, а то потом ведь не догоню никого!

– Ваша любимая роль в игре?

Люблю быть опером. Но нравятся и другие роли вроде маньяка, который играет сам за себя. У нас большая компания, человек двенадцать, и ролей много – кроме мафии, простых жителей, есть оборотни, превращающие в мафию, генералы, доктор и даже журналист. Как же без вас?

- А карты у вас актуальны?

Если только на сборах. Можем рубануться в бридж, но на всякую ерунду времени не так много. Все-таки большую часть проводим с семьями.

- Родители до сих пор живут в Луге в подаренной вами трешке, о которой вы рассказывали «ССФ» три года назад?

Там же. Только теперь к нам в гости приезжают гораздо чаще, занимаются с нашими девочками – Дашей и Владой. Вообще родители очень помогают в быту.

- А вы выбираетесь в родную Лугу?

Да не так чтобы очень. Раньше ездил, с одноклассниками встречался, но в последнее время никого не собрать. Как обычно, у всех работа, быт. Лишь в Интернете спрашиваем друг у друга про дела, делимся новостями.

- А мячик собираетесь погонять с нефутбольными друзьями?

Каждый год в феврале во время отпуска собираемся с выпускниками «Смены». Кто-то, как я и Гарик (Игорь Денисов. – Прим. ред.), еще играет, кто-то занимается чем-то другим…

- Вас наверняка жалеют и не бьют по ногам сильно?

Какой там! У нас идет такая заруба! Проигравшие встают в ворота и от победителей получают «пробивоны» по мягкому месту. В прошлом году мы проиграли, получили свое. Все очень серьезно. А после игры собираемся обычно в баре. Общаемся, вспоминаем какие-нибудь шальные истории.

«Мой дом - Питер»

– А как дела у младшего брата? Вы как-то рассказывали, что у него были проблемы с наркотиками…

Виталик проявил силу воли. После службы в ВДВ он пересмотрел свое отношение к некоторым вещам. Сейчас живет в Санкт-Петербурге. Работает, помогает мне решать какие-то вопросы.

– По окончании карьеры не думаете вернуться в Лугу?

А я уже вернулся. В Питер, который считаю своим городом. Для себя родным. Здесь все такое любимое, близкое… Никуда отсюда уезжать не буду.

– А любимые места в городе есть?

Много – все зависит от настроя, компании…

– В «Эрмитаже» были?

Был. В детстве приезжали раза два-три с классом, когда еще в Луге жил. Было интересно, но в четвертый раз туда не тянет.

– Вас нельзя назвать человеком искусства?

Почему же? Выбираемся со знакомыми и с семьей в театр, в кино… Очень люблю посещать кинотеатры. А как солнышко выглянет, чаще будем ездить на природу – шашлык, купание, рыбалка…

– Вы не выглядите человеком, который стремится за рубеж. Я прав?

А чего сюда рваться? Например, чтобы рыбачить в Германии, нужны какие-то специальные права. Для шага влево-вправо тоже необходимо разрешение. Сюда не плюй, туда не смотри, это не говори… Нет, это не по мне! У нас лучше, все проще. К тому же мне важно присутствие друзей, а в Европе их не будет. Поэтому мне сложно представить себя в другой стране. Да и дети растут, которые должны ходить в садик в родном городе.

– А как же стабильность, спокойствие? Вы ведь не станете отрицать, что с этим здесь лучше?

Согласен, но это больше привлекает спокойных людей, которых устраивает тихая жизнь. А мне нужно движение!

– Однако никто из наших игроков, выступающих в Европе, не рвется домой. Получается, их все устраивает?

Это их дело, не могу же я залезть к ним в душу. Конечно, в Европе уровень чемпионатов в организационном плане гораздо выше. Инфраструктура, посещаемость… Но у нас в Питере, например, трибуны тоже всегда заполнены. В других городах много народу приходит на «Зенит», поэтому вниманием мы точно не обделены. Уезжать только ради лучшей инфраструктуры? Не вижу смысла.

– Кто бы что ни говорил, и у нас кое-что меняется в лучшую сторону…

В Луге вот газон постелили.– Ездил посмотреть – вроде нормальный. Правда, прожектора установлены не по уму. Дай бог, увидеть кого-то на поле в пяти метрах от тебя. Но раз нет другого, надо играть в предложенных условиях. Нам бы такое поле, когда я был мальчишкой, что-нибудь обязательно придумали бы! Прикрутили бы фонари на голове и бегали (заразительно смеется). Нормально! В Германии с этим, конечно, лучше. Даже в этой глухой деревне, где после шести ничего не работает, столько классных полей. А в России в некоторых деревнях не представляют, что такое футбол.

– Это как?

Заедешь в глубинку – там ни телеканалов, ни Интернета, ни полей, ни дорог… На рыбалку только на джипе можно добраться. Я и по городу езжу на джипе.

– В «Спартаке» у вас была служебная «Ауди», а в «Зените» машину не дают?

В процессе. Скоро тоже получу «Ауди».

Диалог с фанатами

– Не могу не спросить про ваше нашумевшее возвращение в «Зенит». Родители сильно переживали после того приема, который вам устроили фанаты «Зенита» в самом начале?

Ситуация была тяжелой, старался ни с кем ее не обсуждать. Вообще в тот момент я немного от всех отстранился. Старался держать все в себе, не подавать вида.

– А родители? Они всегда больше нас переживают, если что-то не так…

Конечно, но тогда я не разрешал им затрагивать эту тему. Говорил им, что все хорошо. К счастью, сейчас все потихоньку успокаивается.

– Парадоксальная ситуация. Несмотря на чрезмерный негатив со стороны фанатов, вы демонстрировали фантастические результаты, отличившись в шести матчах кряду. Может, вы такой человек, которому для заряда необходим негатив со стороны?

Негативный настрой трибун точно не заряжал. Для меня было главным доказать этим людям, что я пришел сюда не отбывать номер, а биться за команду и быть с ней. Опусти я тогда руки, сделал бы только хуже себе и своим друзьям, которые повлияли на мое возвращение. Подводить друзей не в моих правилах. В те минуты я ощутил реальную помощь со стороны всей команды, даже иностранцев. Тот же Крижанац постоянно поддерживал! Только с их помощью удавалось находить энергию и забивать голы. До сих пор благодарен ребятам! Возможно, та ситуация нас еще больше сплотила, и это пошло команде на пользу.

– Тяжело было сконцентрироваться на игре, когда стадион чуть ли не хором скандирует всякие гадости в твой адрес…

Конечно, тяжело. Но что делать? То, что я испытывал в тот период, непередаваемо. Это невозможно описать или показать…

– Можно ли извлечь из той истории какой-то урок?

Раньше между футболистами и фанатскими группировками не было диалога, поэтому на многие вещи у нас были разные взгляды. Когда общаешься с фанатами, осознаешь, что они видят ситуацию совсем не так, как игроки… Для них немыслимо, когда игрок переходит к непримиримому сопернику. Но ведь они не знают всех тонкостей. Если бы было больше общения, возможно, у фанатов было бы больше понимания, а игроки сто раз задумались бы, прежде чем пойти на какие-то перемены. Урок в том, что, начиная с дубля, необходимо встречаться с фанатами, общаться… Только так можно предотвратить повторение моей истории.

– Признайтесь, вы могли представить, что фанаты примут вас именно так?

Такой реакции не мог ожидать никто.

– У вас был телохранитель?

Да, первое время клуб предоставил человека, который следил, чтобы не было эксцессов, возил меня по городу… Тем не менее я не чувствовал себя в безопасности.

– А сегодня?

В нашей стране это в принципе невозможно. Но, конечно, сейчас гораздо спокойнее.

– На игре «Зенита» против ЦСКА группа фанатов вывесила баннер «Спасибо, Одил» (1 марта в кубковой игре против «Анжи» в столкновении с Одилом Ахмедовым Быстров получил травму. – Прим. ред.). Было обидно?

Ну вывесили и вывесили. Это их проблемы. Чего тут обсуждать? Разумеется, до сих пор есть люди, которые не успокоились. Со всеми же не встретишься. У каждого есть своя точка зрения, которую кто-то считает нужным высказать.

– На Ахмедова зла не держите?

Нет, там был игровой эпизод. Просто не повезло, что это случилось на «синтетике». На естественном поле, вполне вероятно, удалось бы избежать травмы. Но, как у нас говорят, чему быть, того не миновать.

«После некоторых трансляций хочется плеваться»

– Вы поработали с различными тренерами. Есть ли различия между нашими специалистами и иностранцами?

Большинство наших тренеров испытывают неуверенность по поводу своего будущего, они боятся лишиться работы, и после поражений часто ощущаются какая-то нервозность, паника. У иностранцев этого нет. Они спокойно работают, не обращая внимания на нюансы. Они уверены в своей философии, в том, что идут по правильному пути. Их уверенность передается футболистам, закаляет дух победителя. Иностранцы уделяют больше внимания атмосфере в коллективе…

– В плане тренировочного процесса нет большой разницы – каждый специалист индивидуален, от любого можно почерпнуть для себя полезное. Но именно в уверенности наши во многом проигрывают. – Можете ли назвать полуфинал на Евро-2008 самым счастливым моментом в карьере?

Нет (отвечает мгновенно). Самым счастливым стала победа в Кубке и чемпионате России. Давно хотел добиться этого и был безумно рад, когда наконец получилось. Даст бог, и в этом сезоне будем бороться за чемпионство.

– Что думаете о переходе на европейскую систему?

Признаться, не совсем понял все тонкости перехода. Пока особой разницы не вижу. Если говорить о перспективе, то это, безусловно, шаг вперед. Но для того, чтобы играть по европейской системе, нужны приемлемые стадионы, поля, нормальные условия для болельщиков. Я был на «Стэмфорд Бридж» – так у них не только трибуны близко к полю, так еще и обогреватель сверху, чтобы болельщики не мерзли. На улице минусовая температура, а на стадионе – плюс пять. В Европе для болельщиков есть все удобства. Думаю, когда у нас наладится инфраструктура, будут быстрее раскрываться и звездные иностранцы. У нас же такие поля, что к ним еще привыкнуть надо! Да и жесткости в чемпионате России больше. Смотрел чемпионат Бразилии, так там сопернику дают даже пожонглировать мячом. Такой плотной игры, как у нас, нет.

– Вопрос как самому быстрому игроку «Зенита», побывавшему на матче чемпионата Англии. Скорости там и вправду в разы выше?

Смотреть английский чемпионат по телевизору и на стадионе – совершенно разные ощущения. Они как-то хитро и красиво снимают, создавая ощущение, что игроки там и вправду чуть ли не летают по полю. Думаю, что наша афиша «Зенит» – ЦСКА не уступит в скорости их Премьер-лиге. Я не понимаю, у нас клубные руководители вроде бы заинтересованы в развитии футбола, вкладывают средства, время, но после просмотра трансляции из Нальчика, где «Спартак» играл с «Зенитом», я пребывал в шоковом состоянии. Чтобы посмотреть повтор, нужно ждать пять минут. Было непонятно, почему тот или иной игрок уходит с поля – то ли его заменили, то ли дали красную карточку… Мяч в одной стороне, а снимают абсолютно другое. Это несерьезно, и с этим нужно как-то бороться. И поля бы всем постелить нормальные. В «Локо» поменяли траву – и футбол с черкизовского стадиона стал смотреться совершенно иначе. После некоторых трансляций хочется плеваться, ей-богу! Из-за травмы на многое смотрю по-другому. Когда играешь, весь в эмоциях, на многие вещи не обращаешь внимания.

– После стольких лет в футболе остается ли у игроков какой-то фанатизм-романтизм? Или большинство относится к футболу как к работе: пришел, отработал, получил зарплату – и домой.

Вы не представляете, как я соскучился по игре после двухмесячного перерыва! Мне постоянно снятся футбольные сны, будто бегу куда-то, хотя мне пока этого делать нельзя. Просыпаюсь в поту и думаю: куда же ты побежал?! Хочется уже поскорее работать с мячом, выйти на поле… Пока фанатизм есть, а что будет дальше, не знаю. Но думаю, футбольный фанатизм – это на всю жизнь. Пока держат ноги!

О борще и ужасах

Когда уговорил Владимира на фотосъемку, по ходу дела провел блиц-интервью.

– Последний просмотренный фильм?

Ужасы – «Астрал». Шикарный фильм! Смотрел в компании жены Алены в кинотеатре. Мало народу, можно попугать супругу (смеется). Когда смотрю кино, всегда вживаюсь в роль персонажей. Потом заходишь в комнату – кругом тишина, неизвестность… Становится не по себе!

– Что играет в твоем айфоне?

«Марсель» и «Ради Славы» – наши питерские группы.

– Каким парфюмом пользуешься?

Разным. В Германию привез с собой «Клиник» и «Men212».

– Какую предпочитаешь марку одежды?

Абсолютно все равно. Понравилось – надену, не понравилось… тоже надену. Шопинг ненавижу. Когда захожу в магазин, сразу покупаю по пять маек.

– Любимое блюдо?

Ну и вопрос, их же столько! Борщ, холодец, жареная картошка…

– Любимый алкогольный и безалкогольный напиток?

Дико нравится кока-кола, но она вредная, поэтому пью только по праздникам. А каждый день пью компот, который готовит супруга. А алкогольный? Сейчас отвечу, скажут потом, что я алкоголик. Скажу так: алкогольные не могут быть любимыми, потому что они вредные. Пока не тренируюсь, могу выпить бокал вина.

– Любимый персонаж?

Маша и медведь. Это мультик такой. Включу своим девчонкам, потом сам сижу и с интересом смотрю.

– Любимое время года?

Лето и зима. Мне нравится, что в России такое климатическое разнообразие. Летом – солнышко, зимой – снежок, красота!

– Футбольный кумир детства?

Много кто нравился, но назову Фигу.


Памятка клиентам

Прием препаратов

За несколько дней до операции необходимо прекратить принимать Аспирин Plavix, Efient, Brilique Pradaxa, Xarelto, Eliquis, Marcoumar или Sintrom и другие кровь разжижающие препараты.

Посещение стоматолога

Если Вам предстоит протезирование, заранее посетите стоматолога. Хотя инфекционные осложнения при эндопротезировании суставов случаются редко, они могут развиться, если в организме есть очаг инфекции и бактерии могут попасть в кровеносное русло. Все стоматологические манипуляции, такие как лечение кариеса, протезирование и пломбирование зубов должны быть выполнены до операции.

Исследования

Необходимо иметь все МРТ (магнитно-резонансная томография) и рентгены по травме.

Одежда

Если у Вас травма колена или голеностопного сустава удобно иметь с собой широкие штаны, чтобы одевались поверх гипса/наколенника/тутора.

Багаж

Для тех кому предстоит операция на коленном суставе, удобно иметь с собой рюкзак.